Актуально Проект года “Елецкий край — колыбель кружева”

КРУЖЕВНАЯ ИСТОРИЯ ЗЕМЛИ ЕЛЕЦКОЙ: НАЧАЛО…

«Елецкий край — колыбель кружева» — так называется проект, цель которого — знакомство земляков с историей возникновения, развития, становления елецкого кружевного промысла. Ему в этом году исполнилось 220 лет. Как известно, народные промыслы — неотъемлемая часть культуры народа. В них художественно отражена национальная картина мира, ментальность русского человека, самобытность культурных традиций и обычаев. В рамках проекта планируется подготовить ряд статей, рассказывающих о различных периодах в истории промысла, людях, которые содействовали его развитию, выдающихся кружевницах, прославивших Елецкий край далеко за его пределами. Спустя столетия елецкое кружево и мастерство наших кружевниц не перестают поражать и современное поколение своей чарующей неповторимой красотой, изяществом, гармонией и легкостью рисунка, высоким уровнем исполнения.

Всегда казалось, что кружевоплетение — это очень древний русский промысел, уходящий своими корнями в глубины веков. На самом деле родиной плетеного на коклюшках кружева были Италия и Нидерланды, затем оно распространилось по всей Западной Европе. В XVII веке, да и в первой половине XVIII, как пишет первый исследователь русского кружевоплетения Софья Александровна Давыдова, в основном кружево было привозным. Царь Петр I, любитель всего иностранного, в Новодевичьем монастыре Москвы организовал мастерскую, в которой обучались и работали более двухсот девочек-сирот под руководством кружевниц, привезенных из брабантских монастырей. Русские мастерицы быстро осваивали заграничные техники плетения — «малины» и «валансьены», обогащая их исконно русскими образами и мотивами. К середине XVIII века многие дворяне содержали собственные мастерские, так называемые девичьи, где крепостные мастерицы плели кружевные изделия, начиная от галантереи и заканчивая женской одеждой (платья, пальто, накидки, шарфы, воротнички). Кружевоплетением также занимались мещанки и купчихи. В первой половине XIX в. появились первые крупные кружевные мануфактуры.
Постепенно на территории Российской империи один за другим возникали центры кружевоплетения: в Вологде, Мценске, Ельце, Ростове, Рязани, Галиче.

Удивительно, насколько этот промысел органично врос в русскую почву, став частью национального культурного наследия. Сказочные цветы, диковинные звери и птицы, замысловатые растительные узоры — все это словно плоть от плоти образы русского фольклора. Кажется, что такая неземная диковинная красота может быть создана только руками волшебных рукодельниц — Василисы-работницы или Марьи-искусницы. Очень русское, родное, ежедневно наблюдаемое в окружающем нас мире: русский лес, цветы, травы, жучки, паучки, мушки, геральдический символ Ельца — олень — все эти образы родной природы, творчески преломляясь в художественном сознании наших мастериц, обрели новую жизнь в кружевной истории елецкой земли.

В Орловской губернии кружевом славились города Орел, Мценск, Елец. Исследователи считают, что кружевоплетение в Елецком уезде возникло в конце XVIII века. К началу XIX столетия относится важный артефакт — прошва с вышитой на ней надписью: «Сей плат шила диаконова дочь Александра Иванова 1801 год», дающий возможность датировать не только вышивку, но и само кружево. Эта дата стала точкой отсчета возникновения кружевоплетения в Ельце и его округе.

Самая крупная мануфактура располагалась недалеко от Мценска и принадлежала помещице С. Протасовой, на которой работали 1200 крепостных мастериц. Плели они на квадратных подушках с ящиками, традиционными для кружевоплетения во Франции и Бельгии. Пряжа выписывалась из Англии, а за образец брались иностранные типы узоров — «малин» и «валансьен». У Протасовой производились покрывала, накидки, кружевные платки и мерное кружево. Весь товар отправлялся за границу. К сожалению, ни сколки, ни сами изделия протасовской мануфактуры до нас не дошли.

Нельзя не сказать о крепостных мастерицах, судьбы которых складывались зачастую драматично, а порой и трагично. Невероятно тяжелы были условия жизни, особенно девушек-кружевниц. Незамужнюю женщину было легче эксплуатировать, чем замужнюю, обремененную семьей и детьми. Поэтому в помещичьих мастерских не раз решалось общаться с мужской частью дворни. Придя на мануфактуру совсем ребенком, всю дальнейшую жизнь они посвящали единственному занятию — кружевоплетению. Каждый день с самого раннего утра и до позднего вечера девушки были вынуждены плести. С годами пропадало зрение, горбилась спина, болели руки. Ко времени отмены крепостного права в 1861 году многие из них были уже в преклонных годах, поэтому их одинокая жизнь чаще всего заканчивалась в богадельнях.

Как бы то ни было, а плетение кружева прижилось в Елецком уезде, став основным женским занятием в ближайших слободах Ельца. Елецкие мещанки и монахини Знаменского монастыря оказались весьма искусными плетеями. Не отставали и мастерицы из ближайших волостей: Казацкой, Суворовской, Ламской, Воронецкой, Извальской, Большебоевской, Каменской, Верхне-Дрезгаловской, Становлянской, Соловьевской, Краснопаленской и других. Ассортимент елецких мастериц был очень разнообразным. Обычно плели аршинное (кусковое и мерное) и штучное (покрывала на постель и подушки, скатерти, салфетки, дорожки, воротники, блузки, косынки) кружево. Сбывали изделия скупщикам, специально приезжавшим для этих целей из Варшавы, Ростова, Кавказа и других городов России. Буквально за бесценок их покупали и местные торговки, бойкая торговля кружевным товаром шла и на Бабьем базаре в Ельце.

Постепенно, год за годом елецкое кружево приобрело свой неповторимый рисунок и технику исполнения. Оно отличалось необычайной тонкостью и тщательностью отделки, высокими художественными качествами. Местные кружевницы выработали особую технику плетения, отличительной особенностью которой стали легкость стиля и тонкие, изящные растительные мотивы, которые сложились под влиянием родного пейзажа. Они так и назывались: «жучки», «мушки», «гречишка», «жемчужка», «травчатый рубчик», «мелкотравное», «павлинка», «вороний глаз», «реченка», «олень». В елецком кружеве вилюшка плетется не сплошной полотнянкой, а переходит в прозрачную сетку или разнообразные тесемки. Это кружево нежное, с мягкими переходами от плотного к ажуру. В орнаменте нашего кружева распространен мотив цветка, цветочные формы и розетки заключаются в какую-либо геометрическую форму: круг, квадрат, ромб или прямоугольник. Изящество и тонкая проработка деталей орнамента, нежность и воздушность — черты, по которым можно узнать елецкое кружево.

Мастерицы были настолько искусными в своем деле, что в 1873 году на Всемирной выставке в Вене их работы получили высокую оценку экспертов. Это был первый опыт знакомства Европы с елецкими кружевами.

Промысел быстро набирал обороты, и к концу 1880-х гг. завершился процесс его становления в Елецком уезде. Елец стал важнейшим центром производства и торговли кружевом. С. Давыдова отмечает: «… в Елецком уезде было 11 тысяч 607 кружевниц. Это более 1/3 кружевниц всей России».

Известность и большой спрос на елецкие кружева обернулся для промысла упадком. Несмотря на главенствующее положение среди российского кружевного рынка, качество изделий стало заметно снижаться. В этом сыграли роль сразу несколько факторов. Во-первых, скупщики и торговки за бесценок покупали кружевную продукцию, что вынуждало работниц в целях заработка ускоряться и выполнять большой объем работы. Во-вторых, скупщики обеспечивали кружевниц нитками и сколками. Нитяное кружево стало замещаться грубым бумажным, а работа по готовым образцам в короткие сроки напрочь уничтожала творческую составляющую процесса кружевоплетения. Лишь благодаря усилиям прогрессивно мыслящих представителей Елецкого уездного земства были созданы условия, способствующие дальнейшему развитию промысла. В Елецком уезде появились приемо-сдаточные пункты и кустарные земские склады. Положительные перемены отрасли были отмечены на III Всероссийском съезде деятелей кустарной промышленности в 1913 году, где была дана высокая оценка деятельности приемных пунктов и кустарных складов, меценатам, земствам (в том числе и Елецкому), принимавшим активное участие в развитии кружевного промысла и улучшении положения кружевниц. Перемены изменили условия производства и сбыта кружевного товара, что привело к повышению качества изделий и ослаблению монополии скупщиков.

Важным пунктом внутренней политики Александра III было развитие отечественной кустарной промышленности. Предпринятое правительством исследование российских промыслов показало, что кружевное производство давало средства к существованию крестьянскому населению. Действительно, после отмены крепостного права кружевоплетение стало спасением от нищеты и полного разорения для крестьян Елецкого уезда, обремененных многочисленными выкупными платежами и налогами. Промысел стал для многих средством выживания.

Одним из инструментов решения задач по развитию кружевного промысла было создание школ кружевоплетения. В 1883 году в Петербурге открылась Мариинская практическая школа кружевниц, получившая название в честь своей покровительницы — императрицы Марии Федоровны. Это было первое в России профессиональное учебное заведение для женщин, готовившее мастеров-преподавателей кружевоплетения. Инициатором создания школы выступила С. Давыдова, руководителем — Е. Новосильцева. Цель школы — усовершенствование технических приемов ремесла, составление сколков. После возвращения ученицы обучали своих односельчан приемам плетения. Девушки изучали кружевоплетение, рисование, азы грамматики и арифметики. В учебное заведение принимались взрослые, им выплачивалась стипендия (пятьдесят рублей в год), предоставлялось общежитие и питание. Летом для учениц снималась дача в пригороде Петербурга.

В целях сохранения и развития рентабельного промысла правительство со своей стороны финансировало кружевные школы. Ежегодную субсидию получали: Мариинская школа кружевниц, Елецкие и Мценские школы Орловской губернии, Скопинская школа Рязанской губернии. Лучшими школами, где учили не только ремеслу, но и грамоте, были Мценская, Паленская, Свишенская — в Орловской губернии, Кукарская — в Вятской губернии, Александровская — в Московском земстве, Борисовская — в Рязанской губернии.
В Елецком уезде школы кружевоплетения основали Надежда Александровна Огарева-Стахович и Мария Ивановна Колпенская. Своей целью создатели видели повышение техники плетения, возрождение старых рисунков, использование в производстве кружева только качественных материалов. Ученицы жили на полном пансионе и обучались не только искусству кружевоплетения, но и грамоте, счету. Способных направляли в Мариинскую практическую школу кружевниц в Петербург. В отличие от Паленской школы, где преобладала парная и многопарная техника плетения, свишенские мастерицы специализировались на изготовлении штучного кружева в сцепной технике. Обе школы имели свои склады в Петербурге, их продукция была востребована не только в России, но и в Европе.

В НАЧАЛЕ XX века промысел расширился территориально, увеличилось число кружевниц, произошло окончательное становление кружевного промысла — сложилась своя собственная техника кружевоплетения, сформировались основные образы и мотивы рисунка.

Кружевной промысел, где были заняты по городу и уезду до 30 тысяч кружевниц, становится одним из известнейших в стране. Если в 1867-м из Ельца кружевного товара вывозилось на 75 тысяч рублей, то в 1880 году — на 340 тысяч рублей, а в 1900-м — на 1 053 159 рублей. Около двух миллионов аршин кружев высокого качества вырабатывалось в Ельце и уезде в эти годы.

Таким образом, кружевной промысел с момента своего возникновения на елецкой земле и до переломного 1917-го прошел более чем столетний путь развития, став самостоятельной отраслью декоративно-прикладного искусства. Однако исторические события начала ХХ века повлияли на состояние дел в кружевной отрасли. Первая мировая война, нестабильная политическая и экономическая ситуация в стране привели к упадку елецкого кружевного промысла, возрождение которого начнется в первые годы советской власти.

Благодарим за сотрудничество коллектив Музея народных ремесел и промыслов, его заведующую Ларису Викторовну Дорохину.

СЛОВАРЬ КРУЖЕВОПЛЕТЕНИЯ

БРАБАНТСКОЕ КРУЖЕВО считается одним из самых роскошных видов кружева. Оно завоевало огромную популярность при королевских дворах Франции и Англии. Основа состоит из шестигранных петель, две стороны которых располагаются параллельно основе, сформированной четырьмя переплетенными нитями. Утонченные узоры кружева заимствованы у природы, и с ходом времени они принимали форму, соответствующую преобладающим вкусам. Богатство и отборное великолепие брабантского кружева подчеркивается использованием квадратных point d’esprit и декоративных петель.

ВАЛАНСЬЕН — тип кружева, зародился в городе Валансьен во второй половине XVII века. В XVIII веке появились различные характерные черты создания основы данного кружева. Различают две разновидности: «Валансьенское кружево Брюгге» и «Валансьенское кружево Ипра». Разница в форме петель сетки — основы. Первое характеризуется сеткой из круглых петель, а сетка второго имеет характерные квадратные петли. И тот и другой виды — основы очень прочные и создаются при помощи переплетения четырех нитей.
Части плетеного полотна создаются из цельных петель и окружаются кольцом маленьких отверстий, которые применяются при создании узоров композиции, чтобы придать легкость самому кружеву. Вся композиция в основном состоит из узоров, навеянных природой: цветы, листья и животные.

Кружево валансьен — тончайшая работа мастериц, которая прославилась отсутствием любого рельефа благодаря тому, что узорный рисунок плетется одновременно с сеткой. Можно заметить некое сходство узора валансьенского кружева с рисунком тюлевых занавесок. В рисунке преобладает растительный орнамент, а сама сетка имеет круглую форму, благодаря чему готовое изделие смотрится особо нежно и изящно.

В Валансьене производилось узкое и широкое мерное кружево, которое использовали для украшения беседок, каретных окон, различных элементов одежды, например, манжетов, подола платья или рукавов. Также плелось и штучное кружево: дорожки для декорирования храмов, женские и мужские воротники, невесомые шали.

ЕЛЕЦКОЕ КРУЖЕВО. «Парное» и «сцепное» елецкое кружево плетется преимущественно из белых катушечных ниток, реже из льняной, шелковой (а с середины ХХ века и синтетической) пряжи. Выполненные в технике многопарного плетения елецкие кружева (мелкие штучные и мерные изделия оплеты к носовым платкам, отделки к платьям) отличаются изящными мелкими растительными мотивами, возникшими под влиянием кружев «малин» и «валансьен», и геометрическими узорами («гречишка», «жемчужка», «бабочка», «снежинка» и др.), мягко выступающими на тонком ажурном фоне, создающими эффект воздушной легкости и изысканности.
Для плетения используют лен белый, суровый и желтоватый, шелк белый, черный, кремовый, хлопчатобумажную нить «паутинку (или пятинку) шестипасменную», которую делали специально для плетения кружев (она была разной толщины, цветная).

От остального русского кружева это отличается тонкостью, рельефной сканью, нежным миниатюрным узором с ясным рисунком и множеством композиционных решений.
В елецких кружевах орнамент из плотной полотнянки чаще всего окружался увеличенными просветами в виде решеток, что даже в одноцветных кружевах создавало живописный переход от плотного узора к ажурному фону, состоящему из мельчайших ячеек. Зубцы же всегда заканчивались тончайшим узором из плетешков.
МЕХЕЛЬНСКОЕ КРУЖЕВО ИЛИ «МАЛИН» — это коклюшечное кружево, изначально производимое в Мехелене. Это один из самых известных видов фламандских кружев. Оно делается очень тонким, прозрачным и особенно красиво смотрится, когда носится поверх одежды другого цвета. Кроме Мехелена, его делали в Антверпене, Лире и Тюрнхауте. Малин чаще всего использовали для отделки ночных гарнитуров, манжет и пошивки жабо.

Мехельнское кружево известно своими цветочными мотивами. Оно очень напоминает брюссельское кружево, однако в отличие от него было цельным, а не составленным из фрагментов.

СКОЛОК — изображение на бумаге или другом материале узора будущего изделия с указанием технологии его плетения.

Оставить комментарий