АЛФАВИТ ПОБЕДЫ В краю родном

ЕСЛИ УЛИЦА — ВСЯ РОДНЯ

Written by dimdimple

В домике на одной из улочек села Казаки живет удивительный человек Зинаида Григорьевна Селянина.
Несмотря на почтенный возраст (ей уже 90 лет), не теряет интереса к жизни, а сердце ее открыто навстречу людям.
— Мы все в семье долгожители. Нас у мамы с папой восемь детей. Семь сестер и брат, — говорит она. Семья жила просто. Работали много. И целыми днями кто-то из соседей приходил, ребятишки любили заглядывать. Так жили все. И дома не запирали. Разве что после немца — как пришел в село, тогда и засовы на дверь приладили…
— Как в войну жили? Тяжело, как и весь народ, работы не боялись никакой, — рассказывает она. — И казалось, что и усталости не чувствовали. Потому что молодыми были. И хотя обед состоял из краюхи хлеба и болтушки с луком, песни пели, когда в поле работали…
Да и сейчас Зинаида Григорьевна поет, правда, не так, как раньше. Говорит, что песня печальные мысли прогоняет. Только вот ее печаль ничем не разогнать.
У Селяниных всегда была крепкая и дружная семья. Зоя Григорьевна вместе с мужем воспитала замечательных детей Анатолия и Валентину.
Дочка окончила медучилище с отличием. Ее распределили на работу в Воронеж, в областную клиническую больницу. Все складывалось хорошо. Валентина готовилась поступать в институт. Но нелепый случай оборвал ее жизнь. Она позвонила маме в воскресенье, мол, еду домой на выходной. Но попала в аварию. Ей было 20 лет. Хоронили всем селом.
Вот с тех пор портрет любимой дочери на стене «улыбается» маме каждое утро. Это ее неизбывное горе.
— Жизнь моя переменилась, — рассказывает Зинаида Григорьевна. — Сын у меня заботливый, внимательный. С женой живут ладно, меня навещают. Но я стараюсь все-таки сама в своем хозяйстве топтаться. Три года, как не сажаю картошку. Это тяжело. А так, что по мелочам, по силам, все делаю сама. Если они на исходе, соцработник рядом. Здесь мне хорошо — молюсь за душу дочки, за родных, за людей, которые живут в нашем селе. У тех, кто работает на земле, нелегкий хлеб…
Это она знает с малых лет. И если в многодетной семье жалели друг друга, делили заботы поровну, то война сравняла всех.
На долю женщины выпала самая тяжелая работа: пахать, сеять, растить хлеб для фронта, доить коров, заготавливать корма, ждать и верить, что враг будет разбит и придет мир.
— Мы, молодые, не жалели себя, да и по-другому было нельзя. Это понимал каждый, — вспоминает Зинаида Григорьевна. — Потом восстанавливали колхозы. Я от других не отставала. И стало наше село обустраиваться. Дома добротные появились: кирпичные, крытые железом. А потом и про печки с углем забыли…
Она тяжело вздыхает и крестится на иконы в красном углу.
— Так получилось, что внуков Господь не дал, но оказалось, что их у меня — вся наша улица, — с улыбкой говорит Зоя Григорьевна. — Если не с кем оставить ребенка, всегда рада помочь. Сказки им рассказываю, стихи читаю, в мяч играю и вместе с ними мечтаю.
— Вот Мариночка недавно забегала: «Бабушка, как ты?».
— Хорошо, говорю. Только вот как помру, кто на могилке моей поплачет?
— Я поплачу, ходить к тебе буду, ухаживать…
А вот Матвейка собирается стать богатым человеком: «Построю дом, бабушка, двухэтажный, и тебя к себе заберу. Как же без тебя?».
В этих детских фразах — большая любовь, привязанность и забота о человеке, который от всего сердца их любит и желает добра стать хорошими людьми.
Что же получается? Живет человек в полном достатке и даже в изобилии, а сердце у него черствое, не способное творить добро. А эта простая деревенская женщина, умудренная жизненным опытом, может дать фору любому психологу.
Мы заглянули в ее скромненький домик накануне Дня Победы. Его хозяйка встретила нас с искренней радостью: «Спасибо, что помните». Застеленная каньевым одеялом кровать. На ней «пузатые» подушки, на стене плюшевый ковер с оленями. И среди этой скромной обстановки — величественная женщина, бабушка всея улицы Маяковского села Казаки.

Об авторе

dimdimple