АЛФАВИТ ПОБЕДЫ В краю родном

«СИНЕНЬКИЙ СКРОМНЫЙ ПЛАТОЧЕК»

Written by dimdimple

Акцию «Синенький скромный платочек» мы задумали для тружениц тыла нашего района не случайно. На протяжении многих лет популярную песню, которую первая исполнительница Клавдия Шульженко подарила стране как гимн любви и верности тем, кто идет дорогами войны, и тем, кто работает в тылу и ждет своих любимых, поют ветераны, собираясь вместе на главном празднике — 9 Мая.
Но подвела эпидемия коронавируса. И вряд ли кто из ветеранов войны имел возможность и песню свою любимую спеть, и принять поздравления, а также побывать на празднике в миниатюре, оставаясь дома.
Зная, как непросто было тем, кто нес тяжелое бремя войны в тылу, зная, что на столе был тыловой хлебушек — с лебедой, крапивой, крахмалом, решили преподнести ветеранам сдобный хлеб — каравай Победы — олицетворение нашего главного богатства. Кстати, испекли его на средства главы Нижневоргольского поселения Лидии Сенчаковой и директора ООО «Успех» Максима Уточкина. Сладости предоставила ООО «Галина», а шифоновые платочки мы, журналисты, сшили сами на свой гонорар. Не захотели быть в стороне и главы местных поселений. Они также присовокупили подарки от себя. Много душевных слов сказали первый заместитель главы района Александр Демин, председатель районного Совета депутатов Екатерина Хрусталева. Они передали участникам тыла поздравления от глав: региона — Игоря Артамонова и Елецкого района — Олега Семенихина. А песня «Синенький скромный платочек» прозвучала наряду с другими военными во всех поселениях района благодаря работникам местных Домов культуры. Вот в таком составе мы в течение двух дней побывали у тружениц тыла всех поселений. Они с радушием принимали гостей. Мы прятали свои лица в маски, держали дистанцию, чувствуя ответственность за здоровье ветеранов. А они погружались в воспоминания военной поры, утирали слезы и говорили: «Все пережили, все повидали. Вот теперь пожить бы! Такую жизнь, как сегодня, мы и во сне не могли увидеть…».
РАЗНЫЕ СУДЬБЫ, ОБЪЕДИНЕННЫЕ ВОЙНОЙ
Нам навстречу уверенно шагнула улыбающаяся женщина. Приглашает в дом, а мы уже вручаем ей подарки. Елена Тихоновна Залетова (на первой странице номера) благодарит и не может не вспомнить пережитое.
В годы войны она, несовершеннолетняя девчонка, пришла наравне со взрослыми женщинами в поле. В деревне Ольшанец Задонского района остались, кроме них, старики да малые ребятишки.
— Слышу строгий голос бригадира: «Складывай снопы в крестец, по 13 и по 50 штук». Я никогда этого не делала. Пришлось постараться. Не обращали внимания на содранные в кровь ладони, исколотые ноги. Тогда никто не плакал. Потом научилась работать на веялке, с тока на склад таскали зерно ведрами, сажали на бахчах капусту, поливали молодой сад.
В лесу вблизи деревни Вислы был расположен госпиталь. Туда приносили молоко для раненых, а оттуда несли домой стирать окровавленные бинты. Всюду успевали. Всегда мечтали — вот кончится вой-на. Только под мирным небом Елена Тихоновна, как, впрочем, и все, познала радость жизни без войны. Она позволила девушке поступить в Конь-Колодезский совхоз-техникум. Окончив его, молодой ветфельдшер была распределена в Читинскую область Карымского района в поселок Полесье. Пять лет работала там, потом — в Становлянском районе, а затем переехала в Елецкий, в совхоз «Ключ жизни».
Начиная с 1957 года следила за поголовьем крупного рогатого скота. Работу свою любила, к людям была открыта и добра. Ей уже за 80, а она не растеряла интерес к тому, что происходит сегодня в поселке, приходит на различные мероприятия. Такая же боевая, острая на язычок, как в молодости.
Неподалеку от Елены Тихоновны Залетовой живет еще одна труженица тыла — Евгения Васильевна Новикова. На строгом платье, облегавшем ее ладную фигуру, — награды за труд. Среди них — орден Трудового Красного Знамени.
Евгения Васильевна рассказала, что родилась в деревне Кукуевка Воронецкого сельского Совета. Отец Василий Дмитриевич был председателем колхоза «Красный пахарь», а затем председателем сельсовета. Много работал сам, приучал к труду и детей.
В 1939 году его призвали на финскую войну, и в конце года, через несколько месяцев, он погиб.
— А в семье пятеро детей. Видела, как трудно было матери, — вспоминает Евгения Васильевна. — В 1944-м мне было 12 лет, и мама привела меня в колхоз, в звено, где выращивали табак — от рассады до уборки и сушки. Его отправляли в Елец на фабрику. Придет бригадир и скажет: «Сегодня на прополку ржи». И мы идем беспрекословно. А потом меня приняли в бригаду, в которой комсомольцы выращивали картофель для Красной армии. Помню, это был невиданный урожай. За него воронецкую молодежь и наградили знаменем ЦК ВЛКСМ…
После войны Евгения Васильевна вышла замуж, переехала в п. Ключ жизни и 40 лет проработала в садоводстве. За усердие и трудолюбие награждена многочисленными медалями.
Она осторожно принимает из наших рук хлеб и со слезами на глазах целует его.
КТО ВИДЕЛ СМЕРТЬ, ТОТ ЦЕНИТ В ЖИЗНИ КАЖДУЮ МИНУТУ
— Мне так хотелось есть, а маме нам нечего было дать, — говорит Мария Яковлевна Дедова из д. Хмелинец. — Вроде возьмешь лопату и бросаешь одну за другой землю из окопов. Рыть надо, чтобы враг не прошел. Голод притупляется страхом. Немцев видели. Въехали в село на мотоциклах, в окна стали стучать. Забрали поросенка, кур, хлеб, испеченный мамой. Через два дня полицай сказал, чтоб вечером в деревянном амбаре собрались. Пришли все с детьми, старики. Немцы заперли нас. Мы поняли — будут жечь. Потом услышали пальбу. Немцы стали заводить мотоциклы, засуетились. Ночью нас открыли красноармейцы. Как после этого жизнь не ценить? не цепляться изо всех сил? Я всю войну на Зорьке пахала. Сильная была корова. Послушная. На ней же, впряженной в телегу, снопы с поля возила… Цените, дорогие мои, жизнь. Она сегодня для вас рай. И Бога не гневите.
А В ПОЛЕ — ОДНИ ДЕВЧОНКИ
— В войну мне было 12 лет, — вспоминает Мария Михайловна Меренкова. — Мама плакала от горя и бессилия, и мы ревели, глядя на нее. Не было игр, а песни были печальные. По утрам хотелось спать, а мама будила — надо в поле пахать: к обеду жара не даст работать. Я эти весенние обмолоты никак не могу забыть. Это была работа не детская. Усталость нечеловеческая, перемешанная со страхом. Мы, девчонки, видели просыпанные на землю зерна, а поднимать их было запрещено. Управляющий за этим следил. Ждали ужина. Но не наедались. У нас в деревне собирали в фонд фронта молоко, яйца, птицу. Лишь бы была Победа!
Когда наступил мир, все страдания как-то ушли на задний план. Вышла замуж, выбрала самую мирную профессию — профессию бухгалтера. С мужем прожили 57 лет, чуть меньше она отдала своей профессии.
— А что сегодня жизни не радоваться? — восклицает Мария Михайловна. — Кров есть, одеты, обуты, а пенсию даже домой приносят.
Глава Сокольского поселения Александр Цедов привез на поздравление труженице тыла из д. Чибисовка Нине Васильевне Коростелевой такой огромный букет цветов, что она едва его удержала в руках.
— Ждала вас, — говорит ветеран, — только вот свой «парадный китель» надену…
На нем были медали за труд, медаль материнства. Она воспитала, поставила на ноги семерых детей. Сейчас ей 90 лет. Но войну великую ту помнит отчетливо.
— Я родилась в г. Ржев, там же меня застала война. Натерпелись и страха, и ужаса. Город дважды переходил из рук в руки, немцы убивали мирных жителей. Крушили все на своем пути. Как ни прятала нас мама, не смогла уберечь. Нас угнали в концлагерь. Отчетливо помню каждый день, проведенный в неволе…
Она не может говорить от нахлынувших слез и воспоминаний, хотя обращается к ним каждый день.
— Когда мама была освобождена, то она поздними вечерами стала вести дневник, — говорит ее дочь Галина. — Может быть, нас не хотела расстраивать своими рассказами. Но мы ее «повесть» все-таки прочли. Мама много работала с малых лет, столько натерпелась горя. Ее стойкости, выдержке можно позавидовать.
РАБОТАЛА РАДИ БУДУЩЕГО ДЕТЕЙ И ВНУКОВ
Бережно и с нескрываемой радостью принимает скромные подарки Нина Андреевна Гришина из села Каменское. А ее руки, такие натруженные, что непросто посчитать, сколько ими убрано снопов, перенесено ведер с молоком, навильников сена…
— Это было после войны, а в войну девчонкой землю пахали, — говорит она. — Был такой тракторок С-80. Так вот, им управлял парнишка. Три дня без сна свалили его прямо в кабине. Машина заглохла. Я взобралась внутрь кабины, а он спит. Растолкали. Тогда за рычаги села я. Какие в войну учителя были? Друг от друга навык перенимали. А еще на волах воду возили. Пережили нашествие немца. Он в Озерках три дня хозяйничал.
А уж после войны коров на Зыбинке доила — это в радость было.
Нина Андреевна целует каравай Победы, повязывает платочек, подпевает артистам, исполняющим «Синий платочек».
— Вот уже праздник в дом пришел, — приговаривает она, — и не ждали.
По всем приметам великая труженица в свои преклонные годы без дела не сидит. На окнах овощная рассада «бушует», ждет своего часа. Работа на земле для Нины Андреевны — лучший отдых. А выращенный урожай — для детей и внуков угощение. Их у нее семеро, да правнуков шестеро. Вот такое счастье в доме живет — как награда за все испытания военным лихолетьем.
ОНИ ПРИБЛИЖАЛИ ПОБЕДУ
— Чем занимаюсь? Да всем, на что хватает сил. Вот у внучки сынок. Мне небольшая забота и великая радость. Вырастет — человеком станет. Люблю ребятишек, — говорит Зоя Ивановна Боева из Малой Боевки. Мы разговариваем на крылечке, слушаем историю судьбы. И по ней прокатилась война.
— Мы в то время в Бутырках жили, а канонаду, доносившуюся с Орловско-Курской дуги, слышали и здесь. Бои в 1941-м за Елец были такие, что земля дрожала. Немцы вошли в село строем — по трое. В темно-зеленых шинелях, черных сапогах. Мы спрятались за печку. Думали, что наша собака Мушка их и дальше крыльца не пустит. Хозяйничали в доме. Мама молчала, дети притихли. Перевернули котелок с кулешом на плиту, раскидали тетрадки. Я училась во втором классе. Терпели страх пять дней. А потом наши погнали их прочь. То-то радости было, что в деревне никого не убили.
Откуда в этой хрупкой, подвижной женщине взялось столько силы, выносливости? Она над этим не задумывается. Принимает то, что судьбой дано. И после войны немало испытаний — схоронила родителей, мужа, совсем молодого сына.
— Думаю, что никакой военный труд в тылу не идет в сравнение с потерями родных, когда уже нет войны, — говорит она. — Всегда помните об этом. Берегите своих близких, не ссорьтесь, любите жизнь, прощайте друг друга…
А нас редакционная машина везет дальше по маршруту — в Казинку, Казаки, Крутое, Воронец, Новый Ольшанец, Малые Извалы, где в каждом доме помнят войну, потому что живы ее свидетели. Она снится им по ночам, тревожит память. Оттого болит сердце. Они живы, наши великие труженицы — тыловички, которые приближали победу, ждали домой отцов, мужей, братьев и сестер, сыновей. Они воевали на хлебном поле, растили махорку, картошку, берегли детей и стариков, рыли окопы… Ради нас, чтобы мы жили сегодня, наши внуки — завтра.

Об авторе

dimdimple