В краю родном

ДОРОГА, ОДНА НА ВСЮ ЖИЗНЬ

Written by dimdimple

Сельские женщины — это судьба. Непростая, порой до боли и слез трудная жизненная дорога. Но спросите любую из них, счастлива ли она? И она расскажет о своем счастье…
— У меня тоже своя дорога, но она пролегла через единственную и дорогую в жизни — Ериловку, — говорит Эмма Ивановна Евсеева. И все, что было суждено, принимала как должное…
Это теперь она идет по асфальту. Улица широкая, привольная. И на душе — тихая радость: слава Богу, живем — не тужим. На столе — хлеба вдоволь, в шкафу красивые наряды, чтобы в праздник надеть. Народились дети, внуки, правнуки, которые наполняют дом шумом и гамом каждое лето. Дать бы отдых натруженным рукам. Не привыкла к нему с малолетства.
Трудное, суровое детство. Многодетная семья, которая, как и все, пухла от голода в годы войны. А хлеб — вот он, рядом, на колхозном поле, а попробуй возьми. Это было страшно — собрать пучок колосьев и оказаться в лагере. И редко кто возвращался в деревню обратно к семье.
— Отец работал бригадиром, и ему родственник-учетчик тайком передал небольшой узелок с просом, — вспоминает Эмма Ивановна: «Возьми, — говорит, — девчонкам жена испечет лепешку», отец принес домой — и все высыпал в горящую печь…
47 год. Голодный, послевоенный. Это время, когда шестнадцатилетняя девчонка пришла работать в совхозную МТС учетчицей. Она считала машины с зерном в поле. Была серьезной, ответственной, боевой.
— Всем нам хотелось жить: война закончилась, — вспоминает Эмма Ивановна, — работа в руках горела. Молодые были, отчаянные. В 57-м меня перевели на коровник. Ухаживала за стадом, доила коров. К тому времени уже и замуж вышла. А вскоре родилась первая дочка — Тамара, потом Вера, Эмма, Люда. Неизбалованны, неизнеженны женщины села. Между родами Эмма Ивановна работала. К делу относилась серьезно, ответственно. Она возглавляла полеводческую бригаду, заведовала сепараторным пунктом. Была требовательной, честной, прямой — за то ценили и уважали ее и даже чуть-чуть побаивались ее «правды», которую никогда, ни при каких обстоятельствах не замалчивала.
— Мы с Василием Никитичем прожили 61 год в ладу и согласии. Хлопотали вместе по хозяйству. Скотины был полный двор. Вася хорошо зарабатывал в Голиковском карьере, да и подворье немалую копеечку давало. Подняли детей, выучили, замуж выдали. Две дочери — Тамара и Эмма — давно «выпорхнули из гнезда». Живут семьями в Ленинграде. Вера — в Ериловке, Люда — в Ельце. А теперь вот дома пустовато: два года назад схоронили Василия Никитича, — говорит Эмма Ивановна.
— Когда распался совхоз, думаю, как буду без работы? А ведь могла уже и на пенсии успокоиться. А тут глава наш Иван Иванович Бутов говорит: «Поработай в Ериловке соцработником», и я согласилась, — вспоминает Эмма Ивановна.
Легкая на ногу, она обслуживала бабушек со свойственной ей энергией и неунывающим нравом. Не давала им о болезнях думать, а однажды взяла и возглавила клуб пожилых людей. До сих пор ходит в его председателях. Редкий талант имеет — подъязычное пение. В российских деревнях — это редкость. Голос звонкий, по-девичьи задорный. Она охотно выступала с концертами. И на областной сцене ее оценили высоко.
— От ее частушек жить хочется, — говорит одна из соседок. Она у нас палочка-выручалочка. Идет в магазин — просим что-нибудь купить. А если уж в дом по какой надобности придешь — бери что хочешь…
— А дом у меня что келья, — с гордостью говорит хозяйка…
И правда, по-деревенски все просто, но всюду чисто. Белоснежные кружевные занавески. На комоде — фотографии родных, грамоты, благодарности за труд. Рядом — огромный телевизор.
Современная деревня сегодня — все бытовые удобства в доме. По двору разгуливают тяжелые бройлеры, гуси. Без дела Эмме Ивановне не усидеть.
Да и делает она их легко, с особой радостью. Вот для гостей напекла знаменитых блинцов по своему рецепту, достала из погреба разное варенье. Поставила на стол — даже ореховое (девчонки привезли).
Скажете, у нее свой мирок? Нет, в себе, как считает, нельзя замкнуться. Она привыкла быть среди людей. Жалеет, что на фестиваль пожилых людей не получилось недавно поехать. И стихи написала, и платье новое нагладила. Теперь до лучших времен.
Великая труженица, счастливая мама, бабушка и прабабушка, великолепная хозяйка и песенница. Все сошлось в этой героической женщине села. Пусть она как можно дольше остается рядом, как пример, как кладезь жизненного опыта, путеводитель на наших дорогах.

Об авторе

dimdimple