В краю родном СЕЛЬСКИЙ СВЯЩЕННИК

Иерей Дионисий ТЕПЛЯШИН: «СЕМЬЯ НАЧИНАЕТСЯ В СЕМЬЕ»

Written by dimdimple

ОПЛОТ ВЕРЫ И НАДЕЖДЫ
Каждое село нашего района имеет свою неповторимую историю, судьбу, которые неминуемо вплетались в судьбу России-матушки, ибо герои, где бы ни находилась их малая родина, служили Отчизне искренне и верно.
И сколько бы лет ни минуло, сколько бы воды ни утекло в больших и малых речушках страны, люди бережно хранят историю, имена людей, вписавших в ее книгу славные страницы, ибо не происходило бы сегодня продолжение славных дней, начатых в прошлом.
На памяти — событие двухлетней давности. Жители Казаков под руководством казачьего атамана Геннадия Иванова и братов-казаков устанавливали у въезда в село и при выезде поклонные кресты. Впереди сельского хода, который шел со знаменами и хоругвями, чтобы поклониться им, — отец Дионисий, станичный атаман Геннадий Иванов, глава района Олег Семенихин, казачество словно щит. А за ними — селяне, взрослые, малые ребятишки.
— Господи, спаси наше село, Россию-матушку от бед и напастей, — такая простая, понятная молитва была на устах у всех. И об этом думал каждый. Радость общая — в сердце любовь. И светлая надежда на то, что все будет хорошо.
Мы спросили у Геннадия Иванова, что значит приход и пастырь в нем для жителей?
— Это оплот веры, это помощь в делах, утешение в скорбях, это правильное восприятие нашей жизни, — говорит он. — Это надежда. Именно с ней приходит молящийся к батюшке, а уходит просветленный, окрыленный. Недаром мы носим в своем сердце слова Господа нашего: «И по вере всем дано будет…».

СЕМЬЯ — ЭТО НЕ ТОЛЬКО ОБЩИЙ ДОМ, ЭТО ОБЩЕЕ ДЫХАНИЕ
Кто они, российские священники, окормляющие приходы на нашей земле? отличаются ли от нас?
И да, и нет.
Они не рассказывают о своей личной жизни, хотя та же семья настоятеля Георгиевского храма отца Дионисия Тепляшина в селе как на ладони. И он сам, и его матушка Татьяна, и детки. Иван, Михаил, Николай, Анастасия ходят в местную и воскресную школы, занимаются еще и музыкой. Сыновья учатся в казачьих кадетских классах, служат в алтаре, поют на клиросе.
— Что позволено другим детям, то не дозволяется нашим, — говорит отец Дионисий. — Они неукоснительно обязаны выполнять все, что касается поведения, учебы, даже домашних забот…
— Но неужели вы никогда не ставили детей в угол?
— Ставил в угол, перед иконами, — был ответ. — Наказание должно быть мудрым. Строгим — когда ребенок повторяет свой проступок, когда лжет, обманывает. И мы, поверьте, очень внимательно относимся к формированию внутреннего духовного мира детей.
Отец Дионисий убежден: семья вырастает из семьи, если таковая сложилась. Дети — это повторение взрослых. Их поступков, дел, отношений.
— Когда молодые родители приносят крестить малыша, у нас целый месяц проходят беседы с мамой и папой, — продолжает отец Дионисий. — Такой своеобразный экзамен. Вижу, чем живут люди. Редко когда на вопрос о том, что лежит в основе семьи, отвечают: «Любовь». Другие ценности называют — деньги, квартира и так далее, хотя и это немаловажно. Замечаю, что институт отцовства у нас нулевой. Отец принес деньги домой. А дальше что? А дальше — пиво.
Какой пример взяли в семье священников дети? тоже готовятся встать на эту дорогу?
Старший Иван будет учиться в медицинском.
— Это его выбор, — говорит матушка. — Мы не давили на него. Считаю, достойный мундир мужчины — офицерский, подрясник священника и халат врача.
Ивана вдохновил пример святого Луки Крымского, у мощей которого мы все недавно побывали. А что будет дальше? Как Господь распорядится…

ТОГДА ГДЕ ЖЕ ПРИМЕР?
В роду Тепляшиных прадед был священнослужителем. Боголюбные и воцерковленные родители, которые также служили в храме, — мама Тамара Иосифовна, отец Лев Николаевич.
Но ведь и отец Дионисий не сразу сделал свой выбор. Он поступил на филологический факультет в университет, учился отлично. С будущей матушкой встреча произошла, как сам убежден в этом, совсем не случайно — по Божьему провидению.
— Готовились к очередной сессии в читальном зале библиотеки имени Горького, — вспоминает он. — За соседним столиком — хрупкая голубоглазая девушка. У нее сломался карандаш. Она робко попросила его подчинить. Из библиотеки мы шли уже вместе. Стали встречаться. Потом повенчались…
И затем снова Божий промысел — пришло решение учиться в духовной семинарии. Учебу совмещал с работой: нужно было поддержать семью. Отец Дионисий в начале пути служил в Вознесенском соборе г. Ельца, затем получил приход в храме на станции Хитрово. Пути Господни затем привели его в Казаки.
Он очень благодарен матушке: Татьяна всегда рядом. Дома — аромат свежего хлеба, уютно. Всюду порядок.
Кстати, домашнюю работу дети выполняют не хуже взрослых. Мальчики не только умеют печь пирожки, но и вышивать научились.
У матушки светятся глаза — она радуется: дети умеют видеть, чувствовать прекрасное в жизни.

В КОПИЛКУ ЦЕННОСТЕЙ — СВОЮ ДОЛЮ
В недавнем общении с журналистами врио губернатора Липецкой области Игорь Артамонов сказал: «Советую главам муниципалитетов в заместители брать священников. Стоит обратить внимание, с каким желанием, вдохновением они возрождают к жизни святыни российской земли, строят новые храмы. С нуля. Как они взаимодействуют с людьми! Всем миром возводят церкви. Учиться этому надо».
Но это еще и пример мудрости, терпения, когда в общую копилку ценностей каждый бросает свою долю. Это можно смело отнести к отцу Дионисию.
Более двадцати лет назад семья Тепляшиных приехала на елецкую землю из Киргизии. Это были времена гонения на православную веру, культуру русских. На улицах мальчишки-мусульмане старались даже крестики снимать с шеи. Травля. Угрозы.
Семья нашла пристанище у крестного отца Дионисия — на елецкой земле.
Когда после известных уже жизненных вех батюшка получил приход в Казаках, он не отчаялся. Взялся за работу. Свято-Георгиевский храм стоял в руинах.
Его история потрясла. Он построен на средства местного помещика Голостенова в 1831 году, а затем в 1875-м помещик Хренников благоукрашал храм, строил вокруг каменную ограду, делал пожертвования.
В 30-е годы церковь закрыли. Она подверглась разрушениям и разграб-лению. До сих пор помнят местные жители историю, переходящую из уст в уста, когда один из жителей Петр Шилов полез снимать колокол, сорвался с высоты, разбился насмерть.
Колокол разрубили на металл. Местные жители успели разобрать иконы по домам. Те, что остались, большевики стали жечь. Но иконы не горели. Облили храм бензином, но и здесь ничего не получилось. Тогда его решили взорвать. Но стены даже не содрогнулись.
Глумление продолжалось и далее. В церкви стали забивать скот. Ссыпали зерно на хранение, складировали различную утварь.
Помнится, как в одну из встреч отец Дионисий вынес в платочке пули. Он их терпеливо вынимал из настенной росписи ликов святых. Возил в военкомат на экспертизу. Подтвердили их происхождение — из наганов образца 1917 года. Но расстрелять веру, православные корни разве возможно?
Селяне долгое время носили в себе мечту о восстановлении храма. И приступили к делу всем миром.
Смонтировали леса, отремонтировали кровлю, установили купол, крест. Постепенно покупали строительные материалы. Зазвучали молитвы и песнопения. Ожил храм. Помнится, не один год стояли леса в храме. И среди них на молитве стояли люди.
Чаще всего по ночам при свете прожекторов расписывали фресками сводчатые потолки и стены. Поплыл над селом малиновый звон колоколов — такой долгожданный, радующий душу.
— Благодарен всем моим предшественникам, кто приступил к восстановлению храма, и тем, с кем мне довелось быть рядом и созидать. Вместе славные страницы в истории возрождения Свято-Георгиевского храма вписали своими богоугодными делами Борис Васильевич Богатиков, Иван Нефедович Добрин, Владимир Александрович Архипенко, Сергей Иванович Бутов, Вячеслав Николаевич Глухадедов, Александр Николаевич Зацепин, Геннадий Николаевич Иванов, Юрий Алексе-евич Калужский, Борис Николаевич Рябцев, Анатолий Вениаминович Рязанов, Николай Платонович Семенихин, Олег Николаевич Семенихин, Евгения Юрьевна Уваркина и все те, кто по велению сердца приложил усилия по восстановлению храма, — говорит отец Дионисий.
Долгое время, пока храм восстанавливался, был он и пастырем, и строителем, и хранителем всего, что доверили ему Господь и люди.
Сегодня храм обрел те формы, которые имел при своем архитектурном рождении. Усилиями казачества, жителей, предпринимателей возведена новая колокольня. А по весне 2019 года здесь состоялся первый фестиваль колокольной музыки «Звонари». Храм — это душа села. На молитве в воскресный день обязательно стоят семьи казаков, кадеты казачьих классов местной школы.
Особенно многолюдно бывает во время архиерейской службы.

СИЛА ИСПОВЕДИ
В 2008 году в родные стены вернулась чудотворная икона Божией Матери «Помощница в родах». Сколько веры, надежды, светлой радости испытывают люди, прикасаясь к святыне, моля о помощи себе и своим близким.
Они оставляли в знак благодарности кольца, серьги, браслеты, радуясь прибавлению в семействе.
В один из дней чья-то рука выгребла подчистую золото, которое находилось за стеклом иконы, которое отец Дионисий «берег» для того, чтобы поставить новые двери в храм. Не уберег. Воры, сломав замки, разбив стекло на иконе, забрали все, что оставляли храму молящиеся.
— Когда я увидел, что икона целехонька, возблагодарил Бога, что осталась с нами главная святыня, — вспоминает отец Дионисий…
Сила молитвы, сила веры, сила надежды. Вряд ли это возможно постичь, объяснить. Возможно, принять.
— Однажды меня попросили пособоровать неизлечимо больную женщину, — вспоминает отец Дионисий, — метастазы уже захватили внутренние органы. Она уже ничего не ела. Дни ее были сочтены. Помню, какими умоляющими глазами смотрела на меня больная.
Тогда сказал ей: «Для Бога нет ничего невозможного. Просите Бога о помощи…».
Через несколько месяцев снова звонок из этой семьи. Сын сообщил, что маме стало лучше. Но она пока не может прийти в храм.
Через некоторое время после окончания богослужения ко мне подошла женщина: «Батюшка, вы меня не помните?». С трудом я узнал больную. Разве это не радость возвращения к жизни. Чудо? Чудо — это то, что невозможно объяснить.
Недавний пример. На Крещение мы идем крестным ходом к речке. На Данилкином мосту останавливаемся, проводим чин освящения.
Храмовую икону нес один мужчина, у которого ухудшилось зрение. Наутро он пришел ко мне и с восторгом рассказывает о том, что после омовения вернулось зрение. Когда человек обращается к Богу — это очень важно. Никто не дает ему столько, сколько Господь.
Место священника рядом с людьми — в любых жизненных обстоятельствах.
Иерей отец Дионисий всегда рядом. Сегодня он заведует отделом по делам казачества в Елецко-Лебедянской епархии. Это налагает еще большую ответственность, ибо ныне казачество стало оплотом российским, добровольным помощником в делах государственности.

РЯДОМ — ДУХОВНЫЙ НАСТАВНИК
Батюшка благословляет детей, которые собираются на многочисленные мероприятия. Вот недавно отец Дионисий был на открытии детского лагеря «Казачий стан», благословения в дорогу дает казакам, которые несколько лет едут с миротворческой и гуманитарной миссией в Луганскую Народную Республику, вот он держит слово на казачьем круге. Видит, как меняется взрослый муж, уходят вредные привычки — сквернословить, курить. Сегодня казаки соблюдают посты, чтят семейную иерархию, много времени, несмотря на занятость, посвящают воспитанию детей. И рядом всегда духовный наставник, который в любых обстоятельствах разделит горе, радость, вселит надежду, даст урок чистоты, возможности поверить в себя. Это те люди, которые хранят наше православие, веру, без чего разве возможно день прожить?

Об авторе

dimdimple